2019-07-31T11:05:34+03:00

«Моего сына привязывали скотчем и кололи несовместимые препараты» - мать умершего в реабилитационном центре во Владивостоке

Руководство центра вышло на контакт и попыталось объяснить загадочные случаи с пациентами [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments6
Элитный район в пригороде Владивостока, опрятный коттедж, высокий забор, за которым находился реабилитационный центр «Расцвет»Элитный район в пригороде Владивостока, опрятный коттедж, высокий забор, за которым находился реабилитационный центр «Расцвет»Фото: Никита ДОЛГОВ
Изменить размер текста:

Элитный район в пригороде Владивостока, опрятный коттедж, высокий забор, за которым находился реабилитационный центр «Расцвет». В нем живут и лечатся от алкогольной и наркотической зависимости. В апреле пациентом центра стал Егор П., мама которого заплатила 45 тысяч рублей, чтобы сын вылечился от алкоголизма. Спустя три дня Егора нашли мертвым.

ПОСЛЕДНИЕ СЛОВА

- Мой сын никогда не напивался до беспамятства – он приличный, добрый и жизнерадостный человек. Но каждый вечер он выпивал кружку-другую пива, почему – непонятно. Егор и его жена стали задумываться о детях, поэтому сын принял решение пройти курс реабилитации. В интернете моей подруге попался этот центр, и мы решили, что это хороший вариант, - рассказывает корреспонденту «КП-Владивосток» Марина Альбертовна, мама умершего.

Аннотация на сайте центра сулила разговоры с психологами, работу в группе, диетическое питание, круглосуточное наблюдение и, что самое главное, - никакого насилия. Кроме того, Егор был против медикаментозного кодирования, а в «Расцвете» обещали помочь путем разговоров.

Мама и друг отвезли Егора в центр 24 апреля. Цена вопроса – 40 тысяч рублей и плюс еще пять тысяч за детоксикацию. Договор условились подписать на следующий день. В 22:00 Егор вошел в дверь «отделения» и больше никогда оттуда не вышел.

В апреле пациентом центра стал Егор П., мама которого заплатила 40 тысяч рублей, чтобы сын вылечился от алкоголизма Фото: Предоставлено героем публикации

В апреле пациентом центра стал Егор П., мама которого заплатила 40 тысяч рублей, чтобы сын вылечился от алкоголизмаФото: Предоставлено героем публикации

- Ничего не предвещало беды: холл, кабинет, кухня выглядели вполне приличными. Дальше нас не провожали, поэтому мы не знали, в каких условиях будет содержаться Егор. Единственное, что выглядело странным - это высокие и крепкие мужчины, которые открывали нам дверь, - продолжает Марина Альбертовна.

На следующий день дверь центра не открыли – руководство было на выезде, а мать уверили: с сыном все хорошо, он работает с психологами. Но днем позже Марина Альбертовна не смогла связаться с Егором, хотя он брал с собой телефон и зарядку. Мать не находила себе места и вновь поехала в центр. Внутрь обеспокоенную женщину пустили, но с сыном поговорить не дали.

- Мне сказали, что он занимается в группе и встреча с нами помешает процессу реабилитации. Говорили, что сына лучше перевести в отделение «Расцвета», которое находится в Находке – там бассейн, сауны, да и более молодые пациенты, и Егору будет проще. А 27 апреля ночью мне позвонил участковый и сказал, что у моего сына остановилось сердце в 00 часов 49 минут, - вспоминает убитая горем мать. – Понимаете, перед тем, как мы попрощались, я обнял его и сказала: «Я тебя очень сильно люблю». Я не знала, что эти слова будут последними.

Комната Егора в доме у родителей Фото: Александра ЖДАНОВА

Комната Егора в доме у родителейФото: Александра ЖДАНОВА

УМЕР СВЯЗАННЫЙ

Участковый сказал в трубку, что вызывать скорую уже поздно. Члены семьи Егора примчались в центр – ни полиции, ни врачей не было. Марина Альбертовна зашла внутрь и обомлела: на втором этаже посреди душной комнаты, заставленной металлическими двухъярусными кроватями, лежал ее сын. Небритый, полностью без одежды и без дыхания.

Мать считает, что ее сына привязывали. Фото: из личного архива героя публикации

Мать считает, что ее сына привязывали. Фото: из личного архива героя публикации

- Он был избит, вены исколоты, а на руках – странгуляционные следы, которые говорят о том, что его привязывали. Как я потом выяснила - скотчем. Я была в таком шоке! Мне дали справку от скорой, которая зафиксировала смерть 27 апреля в 21:40 от острой сердечной недостаточности. Но я, как врач, увидела трупные пятна, а это значит, что он умер в 18:00. Мы вызвали полицию, приехали следователи, которые работали всю ночь, - продолжает Марина Альбертовна.

В таком состоянии мать нашла своего сына. Фото: из лчиного архива героя публикации

В таком состоянии мать нашла своего сына. Фото: из лчиного архива героя публикации

Результаты вскрытия показали: в крови Егора два препарата, причем, по словам Марины, несовместимые между собой – противоэпилептическое лекарство и антидепрессивное. Причем получил мужчина препараты за день до смерти, тогда же, когда и были нанесены побои.

- Эти препараты вместе не вводят, они вызывают суицидальные мысли. Для того, чтобы колоть эти препараты, необходимо собрать анамнез, осмотреть и опросить пациента, сделать ЭКГ. Нам сказали, что ставила уколы пациентка этого центра, она по образованию фармаколог и выполняла функции медсестры. На каком основании она это делала – непонятно, почему в центре были эти препараты – тоже неясно. Мой сын никогда не употреблял наркотики и не состоял на учете. То, что говорит руководство этого центра - полная ложь, - говорит мать Егора.

Сигнальная справка, которую дала скорая. Фото из личного архива героя публикации

Сигнальная справка, которую дала скорая. Фото из личного архива героя публикации

«БИЛСЯ ГОЛОВОЙ И ИСКАЛ ПОРОШКИ»

Пациент реабилитационного центра Михаил помнит, как Егор впервые пришел к ним. Когда приходит новичок, все люди рассказывают о себе, в том числе и о своих недугах.

- Когда Егор говорил о себе, он обозначил, что употреблял алкоголь и наркотики, даже синтетические. Когда запрещенных веществ не было, он выпивал. С первого дня ему что-то мерещилось, он искал под плинтусами и под коврами какие-то порошки, обвинял людей, что они спрятали наркотики. По нему было видно, что он не в себе находится, - рассказывает Михаил.

Пациент реабилитационного центра Михаил помнит, как Егор впервые пришел к ним Фото: Никита ДОЛГОВ

Пациент реабилитационного центра Михаил помнит, как Егор впервые пришел к нимФото: Никита ДОЛГОВ

- Он пошел спать, а вечером он начал ломиться в окно, биться головой об железную кровать, в общем, стал неуправляемый и причинял вред сам себе. Поэтому ребята разорвали простыни и привязали его. На следующий день ему стало легче, мы его развязали, но он снова стал «загоняться» - рыться в своей сумке. Я помню, когда я сюда попал, у меня тоже была «ломка», я хотел уйти, пытался манипулировать окружающими, но у меня не дошло до того, чтобы головой биться, - продолжает Михаил.На следующий день, по его словам, ему было лучше, он пошел на лекцию, но там ему снова стало плохо.

В роковой день, 27 апреля, на второй этаж к Егору поднялись и увидели, что ему плохо. По словам пациентов и руководства центра, они тут же вызвали скорую, которая ехала около часа. Врачи пытались реанимировать Егора, но не смогли.

Кровати в комнате для мужчин, на которых спят пациенты реабилитационного центра Фото: Никита ДОЛГОВ

Кровати в комнате для мужчин, на которых спят пациенты реабилитационного центраФото: Никита ДОЛГОВ

«Я УКАЗАНИЙ НЕ ДАВАЛ»

- Проводились следственные действия, и в смерти Егора не нашли состава преступления, соответственно, не возбудили уголовное дело. Никаких препаратов мы не используем, потому что философия программы «12 шагов» заключается в том, чтобы отказаться от всех веществ. Откуда препараты взялись у Егора? Он мог до этого употреблять. Представьте, что человек пьет месяцами и запоями, как ему выходить из этого состояния? В периоды, когда он не употребляет, он «закидывается». Но утверждать я не могу. Второй момент – он мог с собой пронести. Мы не досматриваем человека, а смотрим, какие у него с собой вещи – поверхностно то есть. На предмет того, чего, может быть, не хватает и что родственники могли бы довезти, - комментирует Дмитрий Кондратьев, директор реабилитационного центра «Расцвет».

- Егору ставили капельницы с глюкозой, физраствором и витаминами. Я указаний ставить не давал, меня в это время вообще не было. У нас был человек, он с образованием медицинским, и просто оказывал помощь. Им помогает наша медсестра, - добавил директор центра.

По его словам, детоксикацию центр своими силами не проводит, это делают приглашенные специалисты.

Директор реабилитационного центра "Расцвет" пошел на контакт и провел экскурсию Фото: Никита ДОЛГОВ

Директор реабилитационного центра "Расцвет" пошел на контакт и провел экскурсиюФото: Никита ДОЛГОВ

Смерть Егора, по словам Дмитрия, - первый трагический случай в центре. Однако пациенты и их родственники возражают: а как же выпрыгнувший из окна пациент, который переломал кости таза? На это директор центра отвечает, что пациент «был абсолютно невменяем».

ЗАКАЗ?

В реабилитационном центре рано утром 26 июля прошли обыски. В дом на улице Чайковского, 22, вломился СОБР, всех пациентов положили на пол, а потом увезли в отделение. Силовики изъяли все документы, жесткие диски и телефон главы центра.

- Людей заставляли писать заявления под диктовку. Их продержали до ночи, а они – зависимые, - продолжил Дмитрий Кондратьев.

При обысках, по неподтвержденной информации, в центре были найдены подростки в невменяемом состоянии – под наркотиками или алкоголем. Директор «Расцвета» опровергает это и говорит, что на территорию во время работы СОБРа попал очень пьяный мужчина и даже пытался скинуть наркотики, поэтому силовики приписали его к пациентам.

- Это все имеет заказной характер. Я не хотел бы этот момент комментировать. Конкуренция тоже присутствует, - считает Дмитрий.

ОФИЦИАЛЬНО

СУ СК по Приморскому краю возбудил уголовное дело по факту оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни, повлекших по неосторожности смерть человека.

- По версии следствия, в апреле 2019 года в АНО социальной реабилитационной помощи «Расцвет» обратился 31-летний гражданин для оказания услуг помощи в избавлении от алкогольной зависимости, в тот же день гражданин помещен в центр, через несколько дней он скончался. Вместе с тем, следствием установлено, что лицензия на осуществление медицинской деятельности у данной организации отсутствует, в связи с чем руководство и сотрудники реабилитационного центра оказывали услуги ненадлежащего качества, - прокомментировали в ведомстве.

По информации источников «КП-Владивосток», заявление написали 17 человек, однако в них говорится не о физическом давлении и незаконном удерживании в центре, а о моральном и психическом.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также