2019-09-24T17:34:07+03:00

Почему оправдательных приговоров в судах России меньше, чем при Сталине

После скандальных историй - сначала с журналистом Голуновым, а затем и с актером Устиновым - стало ясно: в России нужно менять работу судов и силовиков. Но как это сделать? Об этом мы в эфире Радио «КП» спросили публициста Георгия­ Бовта
Поделиться:
Комментарии: comments148
Главная реформа, с которой надо было начать претворение в жизнь нацпроектов, это судебная. Иначе ничего не двинется впередГлавная реформа, с которой надо было начать претворение в жизнь нацпроектов, это судебная. Иначе ничего не двинется впередФото: Роман ИГНАТЬЕВ
Изменить размер текста:

«БЕДНОСТЬ ОТ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ»

«КП»: - Как сказал недавно Чубайс, Россия никуда не движется потому, что давит на педали обеими ногами. Только одна педаль - это газ. Нацпроекты, куда вваливают триллионы, и они должны бы дать скачок в экономике. Но вторая-то нога на тормозе - это наши силовики и суды, которые не дают бизнесу развиваться. Может, пора снять ногу с тормоза?

Бовт: - Допустим, у вас небольшая частная компания, и возник спор с другим бизнесменом. И тот на вас написал заяву. Вас либо отправляют в СИЗО, либо берут подписку о невыезде. Проводят одну экспертизу. И вроде у силовиков ничего не сходится, дело надо закрывать. Но оно тянется. А бизнес в это время рушится или его вообще отнимают. Вот представьте себя на месте такого несчастного человека. И в итоге вам говорят: у вас есть шанс пойти в суд к условному судье Криворучко. Тому самому, который выносил приговор актеру Павлу Устинову. И вы скажете честно: чего-то я стремаюсь. Вот из этого и складывается инвестиционный климат в стране. Суды выносят решение, не рассматривая никаких доказательств, не слушая защиту. Поэтому инвесторы и не несут деньги в нашу экономику - нет стабильности правовой. Случись что - все закроют, отнимут. Кому захочется так рисковать?

Георгий Бовт Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Георгий БовтФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«КП»: - Если судятся два бизнесмена - один мешает другому, судья на чью сторону встанет?

Бовт: - Суды прислушиваются к силовикам. Если районный суд вынесет более одного оправдательного приговора в год, то им могут заинтересоваться, заподозрить в коррупции. Не должно быть много оправдательных приговоров. Один вынес - и хорошо, и достаточно.

«КП»: - Пока это будет продолжаться, прорыва в экономике не ждать? А это бьет по уровню жизни в стране. И вот уже растет недовольство...

Бовт: - Люди простые не связывают это с тем, что у нас судебная система такая. Главная реформа, с которой надо было начать претворение в жизнь нацпроектов, это судебная. Иначе ничего не двинется вперед. Сколько денег ни жги.

Отчаяние доходит до того, что уже бизнес-омбудсмен Борис Титов предлагает сгоряча радикальные методы. Типа «черного списка судей», которые выносят неправосудные приговоры. Это пустая идея.

Дело Устинова будет пересмотрено. Тут брак в работе судьи. Но что ему за это будет? А ничего не будет Фото: REUTERS

Дело Устинова будет пересмотрено. Тут брак в работе судьи. Но что ему за это будет? А ничего не будетФото: REUTERS

«НАДСМОТРЩИКИ НЕ НУЖНЫ»

«КП»: - Тогда как может произойти эта реформа?

Бовт: - Выборность судей. Сейчас их назначает исполнительная власть. Председателей судов надо ликвидировать. Не надо, чтобы над судьями были надсмотрщики. Судья должен быть независимым.

«КП»: - А как бы это работало? Вот я захочу стать судьей…

Бовт: - Нет, тут нужно квотирование. У нас основная масса людей попадает в судьи из кого? Из прокуроров и тех, кто стоит всегда на стороне обвинения. Или это секретари судей. А из адвокатов в судьи идет мало народу. Надо сделать обязательным условием, чтобы в судьи шли адвокаты, а не обвинители. Причем пост судьи занимали пожизненно. С условием, что если ты совершил уголовное преступление, то тебе грозит тюрьма.

«КП»: - А как же неприкосновенность судейская?

Бовт: - Неприкосновенность не должна распространяться на уголовные преступления. В том числе на вынесение заведомо неправосудных приговоров. Дело Устинова будет пересмотрено. Тут брак в работе судьи. Но что ему за это будет? А ничего не будет.

«КП»: - Что можно сделать еще?

Бовт: - Расширять суды присяжных. Сейчас их все время ограничивают и ограничивают. В судах присяжных процент оправдательных приговоров приближается чуть ли не к 20. А в обычных судах меньше полпроцента! Понимаете разницу?

Заключенные в Озерлаге в 1950 году. Именно в те времена была популярна песенка: «В лагерях мы кубики таскали, от мороза руки замерзали...», где под «кубиками» имелись в виду кубометры леса. Фото: ТАСС

Заключенные в Озерлаге в 1950 году. Именно в те времена была популярна песенка: «В лагерях мы кубики таскали, от мороза руки замерзали...», где под «кубиками» имелись в виду кубометры леса.Фото: ТАСС

«В СИЗО РАСКОЛЮТ ВСЕХ»

«КП»: - И чаще всего суд отправляет человека в СИЗО. Якобы он может оказывать давление на следствие. А что с человеком происходит в изоляторе?

Бовт: - Стараются посадить в СИЗО, чтобы прессовать. Там человек уже все признает, переводит на кого надо активы. А потом уже можно до суда и не доводить. Этим занимаются следователи.

Антон, Тамбов (звонок слушателя): - Правда ли, что у нас в стране можно посадить любого предпринимателя?

Бовт: - Да, если будет заказчик. Заказа нет - чего его сажать? Бизнесмены призывают знакомых силовиков. Хотят с их помощью отобрать бизнес у конкурентов. И тогда можно прикопаться к любому контракту, к кредиту. Приходит следователь и говорит, что вот этот контракт, который ты заключил, - мошенничество. Что он заключен по заведомо завышенной цене. Потом заказывается экспертиза у филькиной конторы, которая радостно подписывает: «Цена завышена».

«КП»: - Правда ли, что во времена Сталина оправдательных приговоров было больше, чем сейчас?

Бовт: - Да. Тогда это было в среднем 10%. Но это в судах. Тогда ведь еще и во внесудебном порядке расстреливали людей. И отправляли в ГУЛАГ тоже во внесудебном порядке.

«КП»: - Но в судах, получается, тогда оправдывали людей в 30 раз чаще?

Бовт: - Если судить по статистике, получается так.

Только цифры.

Только цифры.

«ЛОВИТЕ БАНДИТОВ, А НЕ ПИШИТЕ БУМАЖКИ»

Анатолий, Удмуртия (звонок слушателя): - Я был начальником следственного отдела в МВД Удмуртии. Три раза сдавал экзамены на федерального судью. Но все три раза на это место проходили секретарши из Верховного суда. Это все фикция. Сейчас работаю юристом на вольных хлебах. Стать судьей уже не хочу. Там клановость и семейственность. А в полиции была работа бумажная - перекладываешь с одного стола на другой...

«КП»: - Сколько всего у нас в стране силовиков?

Бовт: - Ну пара миллионов наберется, даже больше. У нас количество полицейских самое высокое в мире: на 100 тысяч населения - 509 человек. В Америке в два раза меньше. Может, нам тоже сделать число силовиков меньшим, но более эффективным? За счет предоставления большого соцпакета. Им должны давать не только льготные кредиты и социальную страховку, семья должна иметь пожизненное достойное обеспечение в случае его нетрудоспособности или, не дай бог, гибели.

Они почему в бумагах тонут? Дела заводят там, где можно и не заводить Фото: Олег ЗОЛОТО

Они почему в бумагах тонут? Дела заводят там, где можно и не заводитьФото: Олег ЗОЛОТО

Этот соцпакет должен быть поставлен в зависимость от его законопослушности на службе. Если происходит какое-то правонарушение, например, он подбросил наркотики, семья должна знать, что она потеряет весь соцпакет. Поэтому перед уходом на службу ему жена будет говорить: милый, веди себя хорошо, иначе нам нечего станет жрать и негде будет жить. Но и зарплата должна быть достойной. Выше, чем сейчас.

«КП»: - Есть еще какие-то рецепты?

Бовт: - Первое: отменить палочную систему. Отчитываться не количеством заведенных дел. Они почему в бумагах тонут? Дела заводят там, где можно и не заводить.

Второе: вывести статистику преступлений из МВД. Она должна быть независимой, чтобы силовики этой статистикой не манипулировали. Это должен быть контролирующий орган, который фиксирует нарушения.

Третье: судить об эффективности работы полиции по росту или падению преступности.

Четвертое: декриминализировать экономические преступления, ими вообще должна заниматься не полиция, а налоговая служба и арбитраж. Только после их вердикта, если имеются основания, дела можно переводить в уголовные.

Полицейским не нужно становиться такими агентами 007. Достаточно перестать страдать фигней с бумагами и накруткой статистики, а расследовать реальные преступления.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также